Объем головы
Однажды ИП Алексей Яблоков и медиаменеджер Юрий Геннадьевич Сапрыкин бродили под стенами Новодевичьего монастыря, глядя на серый пруд, просыпающийся после зимы.

- Надо что-то делать, Леша, - задумчиво говорил Юрий Геннадьевич. - Сейчас время какое-то… черт его знает…
- Какое? – с подозрением спросил Яблоков.
- Ну, гадкое, понимаешь? Пустое! Как у Достоевского – человеку некуда пойти…
- Почему ж некуда? – удивился ИП. – «Дом 12» - отличное место. Бар на «Стрелке». «Одесса-мама» на Шаболовке, там форшмак – колени обоссать…

- Я не о том! – досадливо перебил Сапрыкин. – Некуда пойти в духовном смысле! Я всю жизнь положил на народное просвещение. Хотел, чтобы люди делались чище. И что же? Листаю старые номера «Афиши», и ничего на ум не приходит, кроме слов Белинского: «Проповедник кнута, апостол невежества, поборник обскурантизма и мракобесия, панегирист татарских нравов». Это ведь он не про Гоголя. Это все про меня! Поборник мракобесия и панегирист татарских нравов – это я, я, я!.. – голос Сапрыкина сорвался. Он махнул рукой и глубоко затянулся электронной сигаретой.

- Слушай, панегирист, хватит, - мягко сказал ИП Яблоков. – Мало ли какие времена бывают. Жить надо весело. Ты же веселый человек?
Сапрыкин мрачно кивнул.

- Так я тебе скажу, что надо сделать. Людям сейчас нужен принципиально иной подход к просвещению. На хер Белинского! В жопу Достоевского! Вообще никаких букв! Сделай сайт про объемные прически.

Юрий Геннадьевич вытаращил глаза и уронил сигарету.
- Месседж проекта, - разъяснил Яблоков, - должен быть такой: «Только у нас можно увеличить объем головы без интеллектуальных усилий». Две минуты – и голова в два раза больше. Раньше для этого требовались годы обучения, доценты, университеты… Теперь только одно: плойка! Так и назови проект – «Плойка».
Сапрыкин просиял.
- Гениально! – закричал он так, что на пруду отозвались утки. – Леша, супер! Прости, я побегу! Я запишу!.. – он растоптал электронную сигарету и бросился бежать.

Через неделю ИП Яблоков прочитал свежее интервью Юрия Геннадьевича журналу «Афиша» и пять минут сидел бездыханный. Придя в себя, он схватил телефон и с проклятиями натыкал номер.

- Ты что, вообще долбанулся? – свирепо крикнул Яблоков в трубку. – Какая на хер полка? Мы о чем с тобой говорили? Про прически, про голову?!
- Да мы же почти ничего не поменяли, - примирительно сказал Сапрыкин. – Все как ты говорил – интеллектуальное развитие, объемные знания… Название поменяли, это да. Просто ребята сказали, что использовать название птицы для проекта не очень окей… И я согласился…

- Какой птицы? – гнетущим шепотом спросил Яблоков.
- Ну плойка… это ж птичка, да? А мы ведь не про орнитологию, мы про…
Яблоков бросил трубку.

Made on
Tilda