Время перемен
Однажды ИП Алексей Яблоков, одетый в парадный костюм, сидел на сверкающей банкетке в приёмной Администрации Президента. Он ждал уже два с половиной часа и от скуки строил рожи референтке. Та хихикала, однако дальше дело не шло.

Наконец, дубовые двери распахнулись, и на пороге показался замглавы управления общественных проектов Алексей Сергеевич Гореславский.
- Ну, здравствуй, дружок, - мягко сказал он, увлекая ИП в кабинет. – Прости, что долго. Принимаю дела… ах! Осторожнее! Что ж ты…
- Прости, - пробормотал Яблоков, стряхивая воду с костюма. – Дорогая ваза?
- Бог с ней… Оля! – крикнул Гореславский. – Прибери, пожалуйста! А ты садись, от греха… Как-то ты похудел, одичал… Где работаешь?

- Я собственно за этим пришел, - проговорил ИП Яблоков. - Хочу к вам наняться в службу защиты… если можно?
- Животных? Так это же не к нам! Это, дружок…
- Да какие, бля, животные! – раздражился Яблоков. - Служба защиты конституционного строя. Я - за Конституцию. Читал кое-что. У меня образование, вкус… Вам же не дуболомы нужны, а понимающие. Посадили бы меня в Кутафью башню – я бы оттуда наблюдал…

Алексей Сергеевич подумал.
- Знаешь, - заговорил он, - у нас всё-таки не «Гоголь-центр», мы людей с улицы не берём. Дадим тебе тестовое задание. Сейчас в Кремле новый указ готовится, по глобальному будущему. Надо выяснить кое-что.
- В смысле?!
- Я тебе сейчас пропуск дам – можешь идти с ним, куда хочешь, хоть в женскую баню. Твоя задача: узнать, по какому времени живёт Россия. Что у нас с прошлым, что с настоящим... Узнаешь – посадим и в Кутафью, и в Останкинскую… А нет – прости, дружок. Пойдёшь защищать животных.
Яблоков мрачно глянул на Гореславского, вздохнул, взял пропуск и, не прощаясь, вышел.

Алексей Сергеевич сел за стол и углубился в чтение бумаг. Прошло буквально пятнадцать минут, как вдруг с улицы раздался дикий грохот и звон. Земля содрогнулась. В ту же секунду завыли сирены полицейских машин, а на этажах Администрации взревела сигнализация. Гореславский вскочил с места и бросился к окну. Над Красной площадью стояло облако - то ли дым, то ли пыль… И тут зазвонил мобильный телефон.

- Алло! – крикнул Гореславский в сильнейшем волнении. – Что случилось? Теракт? А, это ты, дружок… Ты где? Не понял?! Как это – «уронил куранты»? Ты вообще, что ли, охуел?! Какого хера ты на Спасскую полез? При чём тут время, ты, дружок, идиот, блядь?! Я тебе пропуск дал, чтобы ты Кремль разрушил?! Не знаю, что тебе теперь делать! Жди снайперов!..
Гореславский отшвырнул телефон и выбежал из кабинета.

В зияющем проломе Спасской башни, на высоте шестидесяти метров, стоял взлохмаченный ИП Яблоков, весь перепачканный кирпичной крошкой. Ветер кружил над осенней Москвой стаи сухих листьев.
- Боммм, - охрипшим голосом говорил Яблоков. – Бомммм. Боммммммммм...

Made on
Tilda