Исповедь
Однажды издатель «Медузы» Илья Иосифович Красильщик благоговейно вошел в монументальное здание Домского собора. Легким шагом он приблизился к исповедальне, аккуратно прикрыл дверь и встал на колени. По ту сторону решетки уже кто-то был.

- Лаб диен, - вполголоса поздоровался Илья Иосифович.
- Привет, - откликнулся священник без всякого акцента. – Отвечай, сын мой, на вопросы. Что скверного сделал? Небось, упился без памяти?
- Разумеется, нет, - с достоинством ответил издатель «Медузы».
- Побил сироту без вины?
- Нет... – пробормотал Красильщик.
- Творил пир с пляскою и с гуслями? Танцевал голый на пляже в Меллужи? Срамоту свою показывал другому?
- Да нет же!
- Может быть, поджег дом, или гумно, чьи-то души погубил?
- Никогда... – задыхаясь проговорил Илья. – Вообще... вы простите... такие странные вопросы... Вы здесь недавно?
- Не твое дело, давно или недавно. Ты на вопросы отвечай. Блуд содомский творил? Или со скотиною...
- Прекратите! – с ужасом и гневом вскричал Красильщик, вскакивая с колен. – Я вообще не о том... Я уйду сейчас...
- Ну ладно, ладно... Горячий какой. Грех таким быть, прости Господи... Рассказывай.

Красильщик вздохнул.
- В общем, мы материал сделали в редакции, рекламный. Вы, святой отец, знаете, что такое «нативная реклама»?
- А ты знаешь, что такое исповедь? – огрызнулся священник. – Дальше давай!
- Ну вот... Сделали большой текст, что средство для мытья посуды помогает от похмелья. В конце честно написали: «посоветуйтесь с врачом». А читатели как с цепи сорвались – уже тысяча человек орет, что у них пузыри изо рта, пена неукротимая, вот это все... Но главное, на нас врачи наехали. Стали говорить, что средство для мытья посуды не разрушает капиллярные эритроцитарные микросгустки и не блокирует энзимы... В общем, это правда, мы это и сами знали...
- А зачем написали?
- У нас фактчекинг еще хромает иногда, святой отец, - потупился Илья Иосифович. – Не все проверили. Но материал убрали! И деньги рекламодателю вернули. Все честно.
– А люди с пеной у рта маются... Вот что, сын мой. Епитимья такая. Сейчас из исповедальни выйдешь – и на весь собор прокричишь: «Нативка – говно!»

Илья Иосифович ошарашенно поднял голову и посмотрел сквозь решетку. В полутьме блеснули знакомые очки. Священник с диким хохотом выпрыгнул из кабинки...
- Яблоков, сука! – прошипел издатель «Медузы». – Убью!
Он выпрыгнул из исповедальни и, расталкивая ошарашенных туристов, понесся прочь из собора.

Made on
Tilda